Город у нас замечательный, провинциальный, тихий. Здесь я родилась, училась, с семнадцати лет начала работать, поступила в институт. И ко времени, когда мой муж на мне женился, я была секретарём комитета комсомола, привыкшая жить по правилу: есть два мнения – одно моё, другое неправильное.

Для меня была главной работа. Я специалист, я руководитель, там я нужна. А семья была для меня на третьем плане. Нашего ребёнка уводил и забирал из садика муж. Однажды воспитательница его спросила: «А у вас что же, мамочки нет?»

Дела пошли плохо

Шёл 1994-й год. Перестройка. Дела пошли плохо. Мы взяли кредит, который не смогли выплатить. Начались звонки из банка, угрозы. Моя единственная недвижимость, которую можно было продать, стоила три с половиной тысячи, а задолженность в банке – двадцать тысяч… Я загрустила.

Никого кроме Тебя

Неожиданно мне позвонила бывший секретарь моей партийной организации. Она спросила, почему у меня такой грустный голос? Я разоткровенничалась. А она мне предложила пойти в церковь! «Как?! Вы, секретарь партийной организации, предлагаете мне пойти в церковь?!» – «Да, я предлагаю тебе пойти в церковь». – «Хорошо…»

Я зашла туда не без трепета. Множество икон, никого не знаю. Тут я увидела распятие Иисуса, подошла к Нему и сказала: «Господи, я здесь кроме Тебя никого не знаю. Помоги мне!» Стояла и плакала.

На следующий день я встретила председателя горисполкома. Он спросил: «Что это вид у тебя такой грустный?» Я рассказала. Он дал свой номер телефона и велел позвонить через день. Когда я позвонила, он сказал, что мою недвижимость покупают за двадцать тысяч рублей, и что мне нужно идти заключать договор. Это было чудо. Я сказала: «Господи, спасибо Тебе!» И забыла эту историю.

Снова забыла

Случилось, что у меня скоропостижно умер папа. Меня потрясла его смерть. Я стала размышлять о бесполезности своей жизни. Моему благополучию многие могли бы позавидовать, а мне было пусто и плохо. Я не понимала, зачем живу.

Купила маленький молитвослов, читала. И Господь помог мне выйти из депрессии. И опять я сказала: «Господи, спасибо Тебе огромное!» И снова забыла.

Чёрная воронка

Однажды я плохо себя почувствовала. Врач сказал, что мне необходима операция. И тут меня такой страх одолел! Я решила, что умру на операционном столе. Я физически чувствовала, как меня затягивает в какую-то воронку, чёрную и страшную. И тут меня осенило: «Я ни разу не была на исповеди в церкви!» Ну, думаю, пойду исповедуюсь.

Опаздываю на исповедь

Я приехала в церковь, попросила об исповеди. Священник поинтересовался, постилась ли я, читала ли какие-то каноны. Я сказала, что ничего не читала, не постилась, а просто ничего не ем. И он мне отказал, мол, не готова.

А душа горит! И тут я вспомнила про своего друга, Анатолия Степановича, пресвитера евангельской церкви. Было время, мы дружили семьями, на рыбалку ездили. Он мне, бывало, при каждой встрече говорил, что Бог меня любит, а я про себя думала: «И правильно делает. Я такая умница, все меня хвалят…»

По его совету я пыталась читать Библию, но когда я дошла до Нагорной проповеди, то возмущению моему не было предела. Как это – подставить левую щеку, когда тебя ударили по правой?! Меня обижать вообще нельзя. Кто вообще мог такое написать?! И я надолго отложила Библию в сторону…

Но в тот день, после отказа в исповеди, я решила-таки поехать к Анатолию Степановичу. Он был единственным христианином, которого я знала, и к тому же – священником! Признаться, меня страшило ехать, как я думала, в «секту». Но я сказала себе: «Я еду не к «сектантам», а к Анатолию Степановичу».

Дождалась воскресенья, но с утра замешкалась – так что полетела туда с превышением скорости. Два раза работники ГАИ останавливали: «Мадам, куда Вы так спешите?» – «Я опаздываю на исповедь в церковь!» И оба раза меня отпускали с миром.

Грехи дома забыла

Приехала. На дрожащих ногах зашла в молитвенный дом. Я очень боялась. Но, когда я зашла в зал, увидела там свою бывшую соседку, свою бывшую учительницу, бывшую свою одноклассницу… Я была удивлена тем, что у меня здесь есть знакомые.

Незнакомые мне бабушки-прихожанки обрадовались, когда я пришла, подошли обниматься, улыбаются. Меня это напрягло: они же меня совершенно не знают?! Напрягало и то, что во время службы можно сидеть и что икон нет и свечей… Думала: «Куда я попала? Что за церковь?»

Началось служение. Песни прославления понравились. Но проповеди я не слышала, такая напряжённая сидела. Услышала только самый конец: «Не судите, да не судимы будете». Тут я поймала себя на мысли, что именно этим я здесь занималась уже два часа…

После собрания Анатолий Степанович позвал меня к себе. А накануне я просидела весь день, старательно выписывая все свои грехи. И вот зашла в кабинет, начала шарить по карманам и

поняла, что список, с таким трудом написанный, я забыла дома. Я так растерялась… «Анатолий Степанович, я не готова». – «Почему?» – «Я грехи свои дома забыла». А он мне в ответ: «Валентина, успокойся. Все твои грехи при тебе. Рассказывай!»

Согласна

Я по жизни сдержанный человек, не плакса, но здесь я стояла и не могла слова произнести. Я даже не знала, что мои глаза могут вылить столько слёз. Мне было стыдно, и я горько плакала. Пастор спросил: «Можно я за тебя помолюсь?» Я кивнула. Он начал молиться, а я только кивала, да, мол, согласна, Спасителем и Господом, согласна. Под конец он сказал: «Ну, всё, Господь тебя простил». – «Уже?» – «Да, Господь тебя простил. Ты веришь?» – «Не знаю» – «Так знай: теперь у тебя ключи от квартиры в Царстве небесном» – «Не может быть…» – «И ты уже не попадешь в ад» – «А я в ад и не собиралась» – «Конечно, ты не собиралась, но ты туда уже шла. Все грешники, которые не исповедуют свой грех, идут в ад». Я слушала его и осознавала: мне нужен Бог!

От многих потом я слышала, что после покаяния люди чувствуют лёгкость, кому-то хочется летать. Я же никакой лёгкости не чувствовала. Вернулась домой и обессиленная легла спать. Но когда я проснулась, у меня было ощущение чистоты, будто жизнь началась с белого листа. Прошлое как туманом укрылось. А эта чистота стала для меня самой большой ценностью. «Это рождением свыше называется», – объяснил мне потом Анатолий Степанович.

Я так благодарна

Я стала приходить в церковь. В проповедях, на семинарах для женщин пастыри объяснили, что в семье глава муж. Мне эта новость совершенно не понравилась. Я, конечно, не возмущалась громко, но был такой внутренний протест, потому что была уверена, что супруги равны, и даже я как женщина дальновиднее, и поэтому лучше могу принимать решения. Словом, тут рушилось всё моё понимание семьи. Очень, очень долго мой семейный корабль разворачивался в сторону Господа… Но настал день, когда я сказала: «А ведь правда, как это здорово, когда муж – глава семьи!»

Между тем пришло время креститься. И вот мы стоим в белых халатах, в белых носочках, в белых косынках на берегу реки. И вдруг сомнения – надо ли? не уйти ли, пока не поздно? Но желание креститься победило.

Так я стала христианкой. У меня есть служение, я помогаю пастору по административной работе. И… я так благодарна тому священнику, который не захотел слушать мою исповедь! Я понимаю, что за этим стоял Господь. Видимо, так было нужно, чтобы я пришла именно сюда и нашла свою церковь. Слава Ему!

Валентина Александрова, г. Балашов, e-mail: aleksei1957@yandex.ru

Сайт создан: Редакцией газеты "Доброе слово для тебя" (газета зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77-44296) и Религиозной организацией Церковь Христиан Веры Евангельской - пятидесятников (ОГРН 1031802484669, ИНН 1802003030, Свидетельство о регистрации №158 от 27.05.1999)

Закрыть меню