Наша семья жила по правилам: это Бог разрешает, а это Бог не разрешает. Уже будучи школьницей, когда ребята собирались на праздники, мне никуда нельзя было ходить. И я думала: «Как трудно жить в такой семье!» Только с годами я поняла, насколько это здорово…

 

В сторонке

Я не бывала в тех компаниях, куда рвалась моя неразумная душа. Однажды, когда мне исполнилось пятнадцать, я призналась родителям, что очень хочу пригласить в гости друзей. Мама сказала: «Хорошо, но они могут и не прийти». В моём возрасте мальчики уже с девочками дружат, выпивают, а у нас спиртного нет… Но я настояла на своём.

Мама наготовила, накрыла стол. Тогда не было ещё мобильной связи, и я пошла к подружке с приглашением. А она мне: «Мы не придём. У тебя того нет, этого нет, нет такой музыки…» Мне было очень больно слышать это, но я всё же уговорила их. Они пришли со своим спиртным.

Весь вечер я просидела в сторонке, как на чужом празднике. Это была их компания, а я – отдельно. Я мысленно молилась, чтобы родители быстрее вернулись домой…

 

Это я

Однако, учась в университете, я захотела быть такой, как другие девочки. И стала вести себя неправильно. Нет, я не курила, не выпивала, не была распущенной в общепринятом понимании, но я научилась обманывать, затем стала встречаться с мальчиком, допускала флирт. Мне понравилось, что меня ревнуют. Я даже подумала, что чистота является помехой для выхода замуж. И решила рассказать бабушке о моих страхах.

Бабушка сказала, что надо выходить замуж не за того, с кем хорошо, а за того, без которого плохо. И такой человек скоро мне встретился. Настоящий друг, с которым можно было ничего о себе не придумывать, а быть собой.

Моя бабушка помогала мне, водилась с моим первенцем Сашей. Она, как и мне в своё время, рассказывала ему о Боге. Он покаялся в пять лет. Но тогда я этого не понимала. Я просто гордилась им. Я думала, что это я его таким воспитала – хорошим и послушным мальчиком.

Саша очень хорошо бегал. Во всех забегах: в садике ли, в школе ли, – он всегда занимал первые места. И вот в 7-м классе – он занимает только второе место. Пришёл ко мне на работу каким-то огорчённым. Успокаиваю: «Сынок, второе тоже хорошо». – «Не в этом дело, мама, – говорит. – Мне было тяжело бежать, мне было трудно дышать». – «Хорошо, иди домой и отдохни». А сама думаю: «Может быть, где-то простыл, ведь уже сентябрь…» Ему было двенадцать лет.

 

Диагноз

Я работала учителем. Провела ещё два урока, ещё поделала какие-то дела, вернулась домой. Миша, младший, говорит: «Саша пришёл, как лег, так больше и не встаёт». У него была температура. Я вызвала такси и повезла его в больницу.

Когда приехали в больницу, Саша уже не мог сидеть. Врач сказала: «Возможно, это воспаление легких». Я вышла на улицу и взмолилась: «Бог моей бабушки, помоги, чтобы мой ребёнок выздоровел!» Воспаление легких, в моём понимании, было очень серьёзным заболеванием.

Я вернулась в больницу. Сына в это время обследовали. Врач, уже другой, выйдя, сказал: «Похоже, у него туберкулёз. Есть ли у кого из ваших родственников туберкулёз?» Я опять вышла на улицу и опять молилась. Я уже кричала в небо, я звала Его на помощь. Я понимала, что туберкулёз – это намного страшнее воспаления.

Когда я вернулась обратно, Саша уже не мог дышать. Прошло всего несколько часов! Нас перевезли в другую больницу. Там его осмотрел онколог. Пригласил меня в кабинет. Не глядя на меня, что-то пишет и говорит: «У вашего ребёнка рак». Я сползла по стене…

 

Не доживёт до утра

Сделали флюорографию. Посмотрели – рентгенолог решила, что плёнка испорчена: легких нет, одни дыры. Показали снимок врачу. Он удивился, а мне сказал: «Ваш ребёнок до утра не доживёт».

Когда я вернулась в палату, Саша встретил меня словами: «Мама, я знаю, какая у меня болезнь. Не уходи от меня, я хочу побыть с тобой». Поскольку дышать ему было тяжело, то дышали мы так: он делал вдох, а я нажимала ему на рёбра, и воздух выходил обратно…

Я уговорила врача отправить нас в областную больницу в Чите. Он напутствовал меня: «Вы не доедете. Туда поездом пятнадцать часов! Но я дам вам врача: ребёнок умрёт в дороге, я боюсь за вас». Но Саша не умер в поезде.

В Чите подтвердили диагноз: «Легких нет». Я позвонила в Кемерово, в онкобольницу, и там ответили: «Прилетайте». И мы долетели.

 

В церковь так в церковь

В Кемерове ему откачивали жидкость из легких. Саша сам смог дышать. И там он сказал мне: «Мама, тебе нужно пойти в церковь». – «Сынок, – говорю ему, – я верующая». Я считала себя такой. «Нет, мама, тебе нужно пойти в церковь». Ну, в церковь так в церковь.

Я сходила в церковь, помолилась там, вернулась. Ко мне там никто даже не подошёл. Бабушки моей уже не было в живых, никого не было. И я начала борьбу сама, без Бога. С момента, как мне сказали, что он не доживёт до утра, прошло десять месяцев. Десять месяцев мне понадобились, чтобы покаяться и решить для себя: «Я буду служить Богу, даже если Он заберёт у меня ребёнка».

Это было в Киеве – мы уже и в Москве побывали, повсюду летали самолётом – Саша говорит мне: «Мама, тебе надо сходить в баптистскую церковь». У меня возмутилось всё внутри, потому что баптисты, как я думала, – сектанты. Но умирающий сын сказал: «Иди», – и я пошла.

 

Это я Мария

15 февраля 1990-го года я переступила порог церкви. Там был праздник. На нём более двух тысяч человек. У меня не было платка, в чём я прилетела в Киев, в том и пришла. Ко мне подошёл мужчина: «Пройдёмте, сядем», – попросил кого-то уступить место. В огромной церкви меня заметили, уступили место… Я смотрю – нет икон, того нет, этого… Слушаю проповедь, в ней – о маленьком ребёнке, потом – о Распятии. И тут я понимаю, что проповедник говорит обо мне: это я Мария, у которой умрёт Сын, и мне больно, как больно ей, и вот она Его отдаёт, чтобы Он взял грехи всех людей…

Служение закончилось. И я вдруг понимаю, что должна что-то сделать. Я встала и побежала вперёд. Все уже расходились, когда я распласталась на ступеньках, где сидел хор. Я кричала в покаянии, я просила прощение за то, что не знала того, что сделал для меня Иисус. И церковь остановилась. Все стали молиться. До полуночи со мной оставались люди, они беседовали со мной и снова молились…

Я вышла оттуда другим человеком. На утро я пришла к сыну в больницу, а он – с высокой температурой. «Что случилось?» – «Мам, я фильм смотрел про Иисуса. Его распяли». «Не расстраивайся, это только фильм», – начала было я. Но он положил мне палец на губы: «Мама, вчера Иисус тебе дал спасение».

 

Больше, чем я

Он понимал больше, чем понимала я. Я его слушала не так, как слушают ребёнка. Он мне всё рассказал. Рассказал, что будет, после того, как он умрёт. Рассказал, что будет на третий день, что будет во время его похорон, что произойдёт через два года. А потом он сказал: «А ещё у нас будет братик». Я возразила: «Сынок, ты же знаешь, я очень болею, мне врачи не разрешают рожать». А он мне в ответ: «Знаю. Но вы будете жить в деревянном доме совсем в другом городе. Я видел там нашего мальчика, ему два с половиной года».

И вот, когда мы переехали в Борисово, потом в Полысаево, где и сейчас живём, и поселились в деревянном доме нашему младшему Гене, рождённому после Сашиной смерти, было как раз два с половиной года…

 

Заповедь

…Саша уходил в забытье, потом возвращался и рассказывал необыкновенные вещи. Он говорил: «Бог мне велел передать тебе – ты должна учить детей Библии». В другой раз он говорил: «Не плачьте обо мне. Я пойду к Иисусу. Там хорошо». Мне было так сложно понять его желание уйти к Богу и полное отсутствие страха!

Вот почему я стала учить детей Библии. Я начинаю учить их с восьми месяцев. Младенцы понимают, когда говоришь им о Боге. Они молитвенно складывают ручки. У многих из них первым словом становится Биба – Библия.

Я учу Библии детей повсюду. На работе, в общеобразовательной школе. Меня три раза увольняли. Но я снова учу. Потому что эту заповедь я получила от Самого Иисуса – через моего драгоценного первенца Сашу.

Сайт создан: Редакцией газеты "Доброе слово для тебя" (газета зарегистрирована Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77-44296) и Религиозной организацией Церковь Христиан Веры Евангельской - пятидесятников (ОГРН 1031802484669, ИНН 1802003030, Свидетельство о регистрации №158 от 27.05.1999)

Закрыть меню